Балто: северное сияние

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Балто: северное сияние » Ном » Станция медицинской помощи


Станция медицинской помощи

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

http://s9.uploads.ru/t/QYxao.png

Небольшое двухэтажное здание с огромными светлыми окнами. Главный вход для собак закрыт. Наблюдать за больницей изнутри можно через решетку в подвале. Врач живет здесь же, на втором этаже, а на первом - приемный кабинет и аптека.

Отредактировано Жасмин (28-02-2017 15:03:41)

0

2

Ном, телеграф.

- Позволять людям чесать себя - это что, противозаконно? Ик!
В отличие от Пирата Бакстер пребывал в хорошем расположении духа после общения с детьми. И хотя понимал, что Одноглазого лучше не злить, все равно не мог не отвечать на всякие его язвительные замечания вроде того, что Баки всем подряд подставляет пузо. Кроме того, что-то кольнуло Баки в бедре, и он без задней мысли отвернулся почесать, подставляя едва ли не разъяренному уже Пирату свой незащищенный загривок. Однако бог миловал, но если Пират не укусил Баки в буквальном смысле, ничего не мешало ему сделать это словами.
- Да че я тебе с этим поделаю-то?!
Клыки, оскал, рычание, визг, топот собачьих ног. Пинки, отошедший от телеграфа только на пару шагов, обернулся и прикрикнул, нахмурившись:
- Эй! Бакстер, Пират, а ну фу! Прекратите!
Как тут не повиноваться. Ругань закончилась, едва начавшись, и Бакстер, обиженно прижав уши, отошел от Пирата на значительное расстояние. По другую руку от человека идти было значительно комфортнее. На Одноглазого он старался на смотреть, хмурился и недовольно сопел, время от времени все равно икая, потому что сделать действительно ничего не мог, даже если кому-то это не нравилось.
"Икаю я, видите ли, раздражает этого ишь, чего. Фыр. А меня, может, раздражает, как у него уши дергаются, и вообще он весь сам с этими его охранными замашками. Ррр. Фыр".
Баки не смотрел по сторонам и злобно пережевывал в мыслях только что произошедшую склоку, и потому не замечал, куда они идут, только следил краем глаза за Пинки, чтобы не отставать, да поглядывал под ноги.
"Я же ему за один глаз не выговариваю, а с этим он тоже ничего не поделает..."
- Ик!
"Да чертов ключ! Что б этому Бучу пусто было!"
- Ик!
Наконец они снова остановились. Так и не произнеся больше ни слова, Пинки опять скрылся с глаз, а собаки остались сидеть на снегу, причем Бакстер устроился так, чтобы сидеть, немного отвернувшись от Пирата, но при этом видеть дверь здания, да и вообще иметь возможность оглядеться. Куда это они пришли? И зачем? То же самое, видно, интересовало и Пирата, так что Баки, выдержав паузу, неохотно буркнул:
- Больница. Сюда приходят люди, когда плохо себя чувствуют.
В других обстоятельствах он с удовольствием зацепился бы за этот вопрос и в очередной раз с безнадежным оптимизмом попытался бы показать Пирату, что он хороший и годный, и немало знает, и вообще ничего такой, сошел бы в качестве приятеля. В какой-то момент он даже бессознательно попытался отринуть напускную обиду и мотнул хвостом по привычке, но быстро себя одернул, все еще стараясь соответствовать правилу: "как ты - ко мне, так и я - к тебе". Хотя получалось у него из лап вон плохо, а стоило только вслушаться в собственные слова и соотнести их с фактом того, что Пинки только что вошел в помещение для заболевших людей, Баки и вовсе бросил эту затею. Повернувшись к Пирату, пёс настороженно спросил:
- Это что, получается, Пинки заболел?
Как Одноглазый мог узнать некоторые вещи о городе только от Баки, так и Баки мог узнать некоторые вещи о хозяине только от Пирата или других псов, которые жили на свалке столько же, сколько сам Пират или даже дольше. При Баки человек еще никогда сюда не приходил, но стоит ли предавать этому значения? Мало ли, может, он просто понюхаться с кем-то приходит, как и на телеграф.
- Или у него там знакомые?
Хотя последним предположением Баки скорее стремился успокоить самого себя, потому что знал: не каждый человек, который приходит в это здание с красным крестом, уходит оттуда живым.
Пёс дернул ушами и повел носом. Из приоткрытой двери медицинского кабинета тянуло резкими запахами лекарств, гадкими запахами. Баки сморщился и снова икнул. Обида на Пирата прошла так же быстро, как и образовалась, и вот он снова готов был лезть к нему с расспросами, даже зная, что получит в лучшем случае короткий чеканный ответ.
Но на этот раз Пинки вышел довольно быстро - Баки еще не успел решиться снова завалить Пирата вопросами вслух, а только формулировал их мысленно. Пес отвлекся, когда хозяин коротко свистнул, подзывая собак, и молча направился дальше. Поникший вид, больничный запах, осевший на одежде. В свободной руке Пинки сжимал небольшую бутылку из темного стекла.
Баки потрусил следом и, кивнув на бутылку, спросил у Пирата, что это такое.

Свалка

0

3

"Значит, Пинки заболел? - одновременно с Бакстером Пират спросил сам себя. Псу, свято верившему во всесильность людей и своего человека в частности, было очень не комфортно от мысли, что хозяин вдруг мог почувствовать себя дурно. Даже если это небольшое недомогание. - Простыл? Съел чего-нибудь плохого? Зубы болят? Лапы ломит? - разумеется, ни Пират, да и никто из собак не могли знать и понять, как функционируют двуногие, так что пес примерил на Пинки все знакомые ему собачьи недуги от коликов и поноса до ушных клещей. - Но может и знакомые у него здесь, да. Зашел, потому что по пути. Сегодня утром он был бодр и счастлив, и мы ведь даже играли с ним... Как весело было, и он улыбался, и был ласковым, а потом пришел этот... Что, если я просто не заметил за ним чего-то, отвлекшись на Бакстера? Вот, один вред от него!" - Одноглазый мотнул головой, стараясь выбросить из нее дурные подозрения на счет хозяина, так что помедлил с ответом.
- Может и знакомые. Пока мы были с ним вдвоем, все было прекрасно, - буркнул он наконец, недовольством прикрывая в голосе беспокойство, избавиться от которого все равно не удалось.
"И нам было хорошо, а ты пришел и все испортил", - мысленно продолжил пес и смерил Баки уничтожающим взглядом, оскалившись.
Злиться, рычать, упрекать - сейчас Пирату было куда легче обвинять Бакстера во всех бедах, переживая остатки негативных эмоций этого дня и вспоминая прошлые обиды, чем размышлять на тем, что случилось с хозяином и почему он, такой понурый после визита на телеграф, зашел в здание с красным крестом. Пират даже подумывал вновь куснуть дворнягу, пока человека нет рядом, но не успел - Пинки вышел довольно скоро.
"Повезло тебе", - про себя Одноглазый все еще продолжал цедить яд, хотя спокойно двинулся следом за бездомным, когда тот подозвал собак свистом. На бутылку он тоже обратил внимание, и продолжать отвлекаться на ненависть к Баки из-за этого стало сложнее.
- Он это выпьет. Сперва ему будет грустно, затем весело, а потом он уснет. Может, это такое лекарство от грусти, - как знал, так и сказал Пират, не глядя на Баки, а гипнотизируя бутылку, болтавшуюся над его головой в руке Пинки. Лекарство от грусти - что еще взять с собаки? А впрочем, Одноглазый был не так уж и далек от истины.

Иногда бездомному человеку действительно требовалось "лекарство от грусти". Примерно раз в месяц или два он приходил на телеграф, чтобы узнать, нет ли телеграмм или переводов до востребования на имя Джонатана Пинкертона - так на самом деле звали Пинки. Когда оказывалось, что нет, он на самом деле падал духом. Надежда, которую человек подолгу и скрупулезно собирал целый месяц, рушилась; он вновь ощущал себя раздавленным и одиноким. Употреблять настойку, которую бездомный купил в аптеке, рекомендовалось по столовой ложке перед едой при проблемах с пищеварением, тревожности и в общем для поддержания иммунитета, но ни один из этих пунктов не относился сегодня к Пинки. Лечиться он не хотел, сегодня он хотел только выпить, и для него эта настойка была самым дешевым спиртосодержащим веществом.

Дорога от станции медицинской помощи до свалки была не такой уж длинной, но Пинки шел очень медленно. Казалось, он устал настолько, что сейчас остановится и осядет на снег рядом со своими четвероногими друзьями. Пару раз он действительно останавливался, запыхавшись, перекладывал доски на другое плечо. Пират тоже останавливался, тыкался носом ему в бедро, топтался на месте, но Пинки по-прежнему неохотно обращал на собак внимание - он был весь в своих тяжелых мыслях. Уже недалеко от свалки он убрал маленькую бутылку во внутренний карман пальто и запахнул его поплотнее, чтобы не делиться этими тремя глотками с товарищами, а при удобном случае употребить в одиночестве.
Как только впереди показались старый грузовик, дырявые бочки и покосившийся сарай, Пират побежал впереди всех, заливаясь громким сигнальным лаем - так он оповещал своих, что вернулся на пост, и предупреждал возможных притаившихся чужаков, что лучше им убираться подобру-поздорову.
Он очень хотел побыть сейчас с Пинки. Хотел утешить его, показать, что рядом, любит его и никогда не оставит, но долг есть долг, и кроме Пирата никто его обязанности выполнять не станет. Он и так упустил многое, расхаживая тут по окрестностям. Ох уж эти прогулки, ох уж эти игры! И если бы от начала до конца все это время Одноглазый был с хозяином наедине, он бы не сожалел о том, что оставил свой пост, не сожалел ни минуты. Но надо же было явиться этому Бакстеру, будь он неладен! Еще и смеялся над ним тогда, при Норме, и потом с этими детьми... рядом с игривым Баки Пират выглядел злюкой и дураком. И вновь псу немного полегчало, когда отправившись обходить свалку, он мысленно поливал грязью своего недруга, а не тревожился о том, что случилось с Пинки и почему он взял в доме с красным крестом лекарство от грусти.

+1


Вы здесь » Балто: северное сияние » Ном » Станция медицинской помощи


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC