После того, как однажды утром старик Нава не очнулся ото сна, он не погиб. Не исчез бесследно, как должен был, когда его тело осело, смешалось с землей и превратилось в траву.  Нава никогда не уходит, он не может умереть. Бесплотным духом он всего лишь ждет своего часа от тела к телу, от жизни к жизни, чтобы продолжать себя и нести свет душам, заблудшим во тьме.


Ниджу был не единственным волком кроме старика Навы, который остался на южном побережье реки Ном. Позднее выяснилось, что среди скал осталась еще одна волчица, задолго до перехода по ледяному мосту ушедшая из стаи для того, чтобы в безопасности принести свое потомство. К сожалению, ни одному из ее щенков не суждено было выжить, и когда она вернулась в прежние места обитания, то была встречена лишь холодом камня, и если бы Ниджу и Нава не встретились на пути, она наверняка бы околела от тоски и одиночества.
Много сезонов спустя волчица принесла потомство снова. На этот раз, имея такого защитника и помощника как Ниджу - отца волчат, она была преисполнена решимости построить крепкую семью, основание новой стаи. Нава помогал им по мере сил, но, увы, он не молодел. Чтобы будущая стая продолжала жить по законам Энаю, он должен был найти себе преемника и избрал таковым единственного сына Ниджу. Перед самой смертью Нава проводил с молодым волчонком много времени, стараясь подготовить его к будущему, но сколько бы это ни продолжалось, когда старик покинул их семью, у юного Навы все равно оставалось слишком много вопросов. Теперь он должен был слушать шорох травы и песни ветров, но едва ли мог расслышать сами эти звуки, куда уж там понять, что они означают.
Шло время, и чем старше становился сын Ниджу, тем больше он понимал о вещах,творящихся вокруг него. На втором году жизни он уже мог провоцировать свои видения, прежде являющиеся спонтанно, а так же трактовать их. В последнее время природа шепчет ему нечто мрачное, но своими опасениями молодой Нава пока не спешит делиться с кем-либо.